Рыбалка с четвероногим помощником

Пес на рыбалке

Должен признаться, что прежде я собак не особо любил. Хотя это, может, и не совсем правильное определение того, что есть на самом деле. Просто так случилось в жизни, что меня в малолетнем возрасте очень сильно напугал пес. Да еще я, упав, получил трещину в кости. С тех пор испытывал страх перед лающими четвероногими. Стоило неожиданно услышать их гавканье, как у меня по позвоночнику пробегал холодок, а сердце инстинктивно сжималось в груди. Почему же я начал писать о собаках, если они мне не так уж и симпатичны? Просто один пес очень хорошо зарекомендовал себя во время подледного лова.

Я до последней капли крови предан рыбалке. Она для меня превыше всего, даже важнее работы. И для многих моих приятелей тоже. Но только одного из них я могу с открытым сердцем назвать другом. Не потому, что он лучше или хуже других. Просто так сложилось. Ему единственному я могу все доверить без утайки и знать, что тайна незыблемо будет соблюдена.

Визит товарища

Моего друга зовут Сергей Петренко. Сколько мы с ним совместно переловили рыбы, сколько раз ездили в походы и экспедиции — не сосчитать! Но, к сожалению, он в прошлом году вынужден был временно переехать в соседнюю область. С тех пор наши контакты ограничивались лишь телефонными разговорами.

Вот как-то раз Сергей позвонил мне с самого раннего утра и сказал, чтобы я ждал визита ближе к обеду. Был выходной день, особых дел у меня не было. На рыбалку не пошел, поскольку записался на прием к стоматологу.

Петренко приехал на своем видавшем виды отечественном внедорожнике, поднялся в мою квартиру, которая сразу же наполнилась веселым раскатистым голосом гостя. Он был высок и сухощав, имел резкую пружинистую походку. Всем сразу становилось понятно, что этот человек занимался спортом. Профессиональным атлетом Сергей никогда не был, но являлся отменным физкультурником. Да еще вел полу-аскетический здоровый образ жизни. При этом в светло-зеленых глазах моего друга читалась ни с чем не сравнимая доброта.

После обычных приветствий Петренко надолго замолчал и как-то замялся. Я видел, что он хочет сказать что-то важное, волнующее его, но пока не отваживается. И это было удивительно! При всей деликатности и тактичности Сергей имел прямой и решительный характер. Но даже самые неприятные вещи мог так сообщить своему собеседнику, что тот никогда бы не обиделся.

Сюрприз друга

— Ну, что там у тебя? — взял я инициативу в свои руки. — Говори уже! Не томи… Хочешь позвать на рыбалку на недельку? Так меня сейчас никто не отпустит…

— Какое там! — ответил Сергей. — Я тебе привез Альта!

— Что? Альт мне зачем? Я же ни на чем, кроме гитары, не играю! А если и пытаюсь, то все окружающие сразу разбегаются!

— Ты меня неправильно понял, — заявил Петренко. — Теща у меня серьезно занемогла, и мы ее вынуждены забрать к себе. Альт же… В общем, пойдем на улицу, там тебе все покажу и объясню.

Мы подошли к его машине. Когда Сергей открыл дверцу, я увидел на заднем сиденье большого пса, чем-то отдаленно напоминающего волка, только другой окраски. Больше всего меня поразили грустные глаза собаки. Видимо, она чувствовала, что ее неспроста привезли в такую даль.

— Та-а-ак, — протянул я. — И ты хочешь оставить это чудище у меня?! Знаешь же, что я боюсь собак!

Но Сергей заверил меня, что это смирный пес, который будет делать все, что ему скажут. А через пару месяцев или даже раньше его, возможно, заберут обратно. Делать было нечего, и я согласился…

Чутье на рыбу

Не буду рассказывать, как мы с Альтом постепенно приживались друг к другу. Но со временем почти подружились. Я стал брать с собой пса на рыбалку. Обычно, когда он сидел в квартире, в его глазах виднелась какая-то затаенная грусть. А на озере или реке он вдруг оживал, становился веселым и счастливым.

Друг заверил меня, что собака обладает какими-то необычайными способностями. Я спросил: в чем же они выражаются? А Сергей объявил, что на водоеме Альт чувствует, в каком месте находится стайка рыбы.

Я тогда лишь рассмеялся, поскольку за свою жизнь уже наслушался всевозможных баек о каких-то сверхъестественных талантах в этой сфере. Обычно, в конце концов, все оказывалось чушью. Но Сергей с очень серьезным видом поведал мне, что Альт не совсем обычная собака, а помесь лайки с волком. Друг сообщил, что серые хищники — умнейшие из зверей и обладают очень тонким чутьем.

— Сперва я не обращал на Альта никакого внимание на рыбалке, — рассказал Сергей. — Он подбегал ко мне и тянул рукав. Думал, играть хочет. А однажды пошел все-таки в ту сторону, куда пес направлял. И наловил в тот день гораздо больше обычного. Потом еще раз прислушался к «совету» Альта. И опять удачно! С тех пор и стараюсь регулярно пользоваться его способностями.

— И что же? Ни одной осечки не было?! — заинтересовался я.

— Ну, рыба ведь не всегда стайками ходит… — признался Сергей.

— С вами все ясно, — отрезал я…

Успешный подледный лов

Не могу сказать, поверил ли тому рассказу. Но решил все же попробовать. Два раза брал Альта с собою на зимнюю рыбалку. Но он ни разу меня никуда не потащил! Пес просто бегал по льду и занимался своими делами.

Зато в третий раз питомец Сергея утащил меня поближе к берегу. Место казалось уж слишком невзрачным. К тому же неподалеку ото льда поднимался легкий, чуть заметный парок. И вправду там я прилично наловил! Потом уже без пса на рыбалку не ездил.

Мои приятели наотрез отказались брать Альта в машину. Нам пришлось выбираться на водоем в одиночестве. Я всегда о чем-нибудь говорил, а пес, казалось, внимательно слушал. Так и рыбачили на пару. Альт в свободное время то гонял ворон, то ловил свой хвост. А иногда вдруг садился рядом со мною и начинал подвывать.

Однажды мы уехали с ним на Свинячье озеро. Какое было официальное название у этого водоема, я не знаю. Но местные жители «окрестили» его именно так, потому что раньше на берегу располагалась свиноферма. Нельзя сказать, чтобы улов оказался потрясающим. Но и оснований жаловаться на удачу не было.

В погоню!

В этот день Альт выглядел особенно грустным. Он не обращал внимания ни на ворон, ни на синиц. Время от времени тревожно вскакивал, что-то вынюхивал и опять ложился на снег. С такой теплой «шубой» пес мог не бояться любого холода. А морозец в тот день действительно был крепеньким. Меня не спасали даже армейский полушубок и унты. На рыбалке я застыл уже изрядно.

Несколько раз Альт пытался ухватить мой рукав. Пес поскуливал и старался увести меня с озера. Но я решил, что не уйду, пока не поймаю еще пару окуньков. В это время какая-то птица, спикировав на лед, подхватила одну рыбину из моего улова и тотчас улетела с места своего разбойничьего нападения.

Альт моментально вскочил на ноги и стрелой помчался следом. Я прождал минут 20, а потом двинулся в сторону леса на поиски питомца. Снег лежал крепким настом, ноги не проваливались. Идти было легко. Я быстро шел, периодически зовя пса по имени.

Тем временем погода стала резко меняться. Мороз ослаб, и прогулка по лесу приносила мне уже эстетическое удовольствие. Я рассматривал замысловатые узоры следов на снегу и пытался определить, кому они принадлежали. С ужасом отметил то, что, прожив уже довольно-таки долгую жизнь, почти ничего не знаю о диких животных. И ведь в лесу часто бывал.

Прогулка в буран

Поднялся ветер, закружила легкая метелица. Я начал подумывать, что напрасно пошел искать Альта. Нужно было подождать, чтоб он сам вернулся. Ветер немного стих, но с неба обильно полетели белые хлопья. Снегопад был таким плотным, что сквозь его пелену я с трудом мог видеть свою собственную руку.

Ветер стал прерывистым. Он то утихал, то вдруг налетал на меня со страшной силой. Я сообразил, что если бы находился в густом лесу, то такого мощного ветра не было. Значит, мой путь пролегал какими-то небольшими колками.

О том, чтобы выйти обратно по своим следам, не могло быть и речи. Во-первых, видимость стала нулевой. А во-вторых, все отпечатки моих подошв на снегу уже замело. Я решил идти наугад. Выбрал направление и упорно зашагал вперед. Шел долго, вначале вспотел, а затем стал замерзать.

В пути и не заметил, как остался без левой рукавицы. От осознания этого я вначале впал в панику. Но, засунув руку в карман, обнаружил свою варежку там. И тут же вспомнил, что машинально убрал ее туда в самом начале пути.

Было по-прежнему холодно, и я ускорил шаги, чтобы согреться. Но, чем дольше шел, тем меньше у меня оставалось сил. Ноги теперь постоянно вязли то в сугробах, то в мелком стланике. Через некоторое время я совсем уже вымотался и подумывал о том, чтобы прилечь на снег и немного отдохнуть.

Спасительный домик

И тут вдруг прямо перед носом увидел серую от времени бревенчатую стену. Я ухватился за нее и, еще не веря в свою удачу, стал обходить сруб. Быстро обнаружил дверь, причем не запертую! Это было охотничье зимовье. Но в этом году здесь никто пока не останавливался.

В домике имелась печка, а у дальней от порога стены лежала приличная охапка дров. Это было не несколько поленьев, а целый штабель. На столе виднелась коробка охотничьих спичек нестандартного размера. Я положил в печку дрова, добавил бересту и попытался развести огонь. Однако спички отсырели и ни на что не годились. Своего коробка или зажигалки у меня не было, поскольку я не курю.

«Что делать? — пронеслись мысли в моей голове. — Кресала тоже нет. Придется добывать огонь старым прапрадедовским методом! Трением!». Где-то я читал, что для этого хорошо подойдет осина или ива, а также тополь. В куче дров нашел соответствующую палочку, дощечку и паклю и приступил к работе.

Попытался с максимальной скоростью прокручивать стержень. Однако это оказалось непростым делом. Хорошо было рассуждать теоретически. Я прилагал титанические усилия, но добыть огонь не мог. Ладони уже «горели», а язычок пламени или хотя бы струйка дыма даже не показались.

Пришлось передохнуть. Затем, собрав всю волю и оставшиеся силы в кулак, решил возобновить древнейший из ритуалов получения огня. Правда, при всем этом действе у меня согрелись руки. Лишь позже я увидел на них свежие мозоли. Пока же было не до разглядывания!

Мучительная ночь

И вот, когда я уже совсем отчаялся и решил прекратить свое утомительное занятие, пакля вспыхнула слабым огоньком. Рядом лежала заранее приготовленная береста. А дальше, как говорится, дело техники. Главное было — не дать огню погаснуть. Бережно, как ребенка, перенес его к месту назначения. И вскоре веселое пламя приветливо потрескивало в охотничьей печи.

Однако мытарства и мучения на этом не закончились. В избушке не было запоров, дверь постоянно отходила от косяков. Таким образом я рисковал выпустить драгоценное тепло на улицу. Найдя старую замызганную тяпку, решил и эту проблему.

Но крепко спать ночью все равно не пришлось. Меня мучил страх, что прогорят дрова и я замерзну. Лес был наполнен какими-то непонятными звуками. То мне слышался вой волков, то казалось, что какой-то зверь кряхтит и осторожно ходит по кровле зимовья.

Как я ни крепился, но все же задремал на несколько минут. И мне сразу приснилось, что в избушку ломится медведь! В этом кошмаре я пытался защититься, хотел подбежать к печи, чтобы достать головешку, а ноги не слушались. Не было возможности сдвинуться с места. Проснулся я в ужасном состоянии.

Так в муках и страданиях провел всю длинную зимнюю ночь в лесной избушке. А утром, когда занялся новый день, на улице было тихо и безветренно. Метель утихла, мороз ослаб. Немного заплутав, я все же вышел на озеро и увидел издали свою машину. А когда подошел к ней поближе, меня радостным лаем встретил Альт. Видимо, он всю ночь просидел возле автомобиля, охраняя его до моего появления. С той поры мы стали еще большими друзьями.

Геннадий Лысенко, г. Новосибирск

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)