Любопытный медведь

бурый хищник

Как подчас бывают забавны и в то же время поучительны таежные байки, услышанные у рыбацкого вечернего костра, когда закончен «рабочий день», тело гудит от усталости, а душа пребывает в тихом ликовании от наслаждения местными красотами. Хочется поделиться увиденным, своей радостью и восхищением от разумной жизненной обустроенности в храме матушки-природы.

Вечерний костер, долгая, неторопливая рыбацкая трапеза — тесный круг общения с близкими тебе по духу, пусть даже и незнакомыми людьми. А самое главное — нескончаемые истории о том, что было, когда, где и с кем произошло.

Одну из них, особо запомнившуюся, хочу поведать читателю. Любопытна и комична она тем, что действующие персонажи наделены одним общим качеством — любопытством. У людей бытует присловье, что оно не порок, но… Так вот, речь пойдет об этом «но», правда, у животных…

Нежданный спутник

Давненько дело было — лет 30 с лишком назад. Два закадычных друга-рыбака Аверьяныч и Кузьмич отправились ловить на Амыл. А ночь решили «порежевать» в Кандате. Река эта, правый приток Амыла, впадает в него у Чокура, горного кряжа, километрах в 80 от Верхнего Кужебара вверх по течению.

На устье Кандата был у друзей рыбацкий стан: палатка, незатейливый поднавесик от дождя, куда складывали вещи, кострище с таганом, самодельный столик-времянка со стоящей на нем посудой.

Ближе к вечеру отчалили от лагеря, завели мотор — старенькую «Москву», поднялись вверх по течению до Шивера — так называлось место километрах в 6-7 от устья, где стояла пасека. Поговорили с «пчеловодом», попили чаю и, дождавшись первых звезд, пошли с рыбалкой вниз, делая забросы то у правого, то у левого берега.

Речка эта бурная, каменистая, с торчащими местами клыками — валунами. Насколько рыбная, настолько и опасная. Хариус ловился густо — каждый заброс добавлял добычи в торбе. Ночь выдалась не очень темной, но ухо следовало держать востро: течение стремительное, чуть зазевайся — или о камень ударит, перевернет, или шест, застрявший в крупных валунах, из рук вырвет.

Так что друзья были начеку. Поэтому сразу поняли, что на очередной косе, куда они причалили, есть кто-то еще. На первый взгляд все было нормально. Коса как коса: крупно обкатанный камень, таловые кусты. Но напарники постоянно слышали недалеко от себя тяжелые шаги, иногда шумный выдох чьей-то широкой груди.

Чувствуя, что это какой-то крупный зверь, пытаясь отпугнуть его, громко покричали, похлопали в ладоши. Ненадолго все вроде бы затихло, но потом через две-три минуты возобновилось вновь. Чувствовали себя друзья при этом очень неуютно: ночь, неизвестный зверь буквально рядом, фонарика, чтобы посветить, нет. Пришлось быстренько отчалить и плыть дальше.

Думали, что избавились от этого наваждения, но и ниже, как только причаливали к берегу (очередной косе), все начиналось вновь. Зверь по суше шел за ними и упорно жался к людям.

Мужики поняли, что их только что начавшаяся рыбалка уже под угрозой срыва. Бывалые таежники догадались, что, скорее всего, это — медведь. Знали они, что бурый хищник до крайности любопытен. А вот как избавиться от этой напасти… пока не придумали.

Нестандартное решение

Наконец, Аверьяныча осенило. Он, бывший истребитель танков на фронте, вспомнил, как бросали на броню вражеских боевых машин бутылки с «коктейлем Молотова». При ударе зажигательные «снаряды» разбивались, слышался громкий хлопок, и следовала яркая вспышка света.

— Медведь, конечно, не танк, уничтожать его не надо. Но можно попробовать отпугнуть. Да у нас просто и другого выхода нет… — задумчиво изрек Кузьмич, когда друг рассказал ему об этом.

Когда «прижмет» — найдешь все, да и смекалкой русского мужика Бог никогда не обижал. Вместо настоящего «коктейля Молотова» нацедили шлангом из бака бензин в стеклянную бутылку, которая нашлась в лодке. Отрезали от портянки недлинную полосу ткани.

— Это будет запальный шнур, — пояснил Аверьяныч.

В общем, приготовили «подарок» зверю. Только причалили, и… вот он, ночной гость, опять рядом.

— Поджигай фитиль! — приглушенно скомандовал, как бывало на фронте, Аверьяныч своему другу.

Кузьмич, быстро чиркнув спичкой, подпалил тряпку. Миг… и бутылка светящейся искрой огня полетела за куст, неподалеку от которого возился и сопел кто-то…

Как рассказывали нам с хохотом друзья у костра, они не ожидали такого эффекта от своего «действа». Громкий звон стекла разбившейся бутылки, через мгновение — мощнейший хлопок, похожий на взрыв. Столб слепящего пламени, взлетевший к небу.

И… такие потом звуки потрясли округу, будто стадо испуганных свиней с громким, характерным уханьем в полный галоп летело, круша кусты и гремя валунами. Весь этот шум и гам стремительно удалялся вверх по реке и , наконец, затих вдали.

Бензин еще горел на камнях за таловым кустом, здесь было довольно светло. Друзья подошли посмотреть и с одного взгляда сразу поняли, что дальше сегодня можно рыбачить без опаски. От самого куста и дальше по следу виднелся жидким пометом бурого хищника. Бывает, случается у косолапых такое, когда от сильного испуга их «прохватывает» «медвежья болезнь».

С облегчением посмеялись над незадачливым любопытным зверем и поплыли вниз. До самого окончания ночной рыбалки их больше никто не потревожил.

Александр Моршнев, Красноярский край

Голосов еще нет