Навязчивый карп

выловленный карп

Лето, пожалуй, самое прекрасное время года. Особенно хороша природа после прошедшего накануне дождика, когда перестают хлестать по махровым листьям прибрежной бузины последние капли. А на небе выглядывает из-за преобразившейся в прозрачное облачко некогда тяжелой и мрачной тучи румяный колобок солнца. И тогда, глядя на окружающую тебя атмосферу, почувствуешь, что на сердце вдруг стало так хорошо, как будто бы ты неожиданно получил радостное и очень важное сообщение…

Дождь прошел, и вновь зачирикали, запели, лесные птахи, затрещали кузнечики, и мир сразу же преобразился. В это время, как правило, наступает хороший клев. Ивану Новоселову, киномеханику сельского клуба, поехавшему отдыхать вместе со своими коллегами, не хотелось уходить далеко от воды. Он только что забросил удочку и с нетерпением ожидал, когда клюнет рыба. Его все настойчивее звали к костру, а Иван не желал оставлять снасть.

Киномеханик согласился отправиться на катере с приятелями только из-за рыбалки. Когда еще удастся половить на Медвежьем острове? В прошлые годы можно было добраться до острова на старой резиновой лодке, доставшейся по наследству от отца. Осенью она была в относительно хорошем состоянии.

Однако в жизни ничего нет вечного… Когда перед открытием сезона навигации Новоселов попытался в первый раз накачать лодку, то резина не выдержала, и в корпусе образовалась большая рваная дыра… Пришлось принимать приглашение коллег отдохнуть вместе на острове…

Поединок с невидимым противником

Только Иван взялся за древко удилища, чтобы вытащить леску из воды, как запрыгала, заиграла на солнце веселая красная головка поплавка! Рыбак стал потихоньку подергивать снасть и ощутил на другом конце что-то тяжелое.

Несмотря на то что его продолжали звать подкрепиться, Новоселов продолжал пытаться подвести к берегу обитателя водоема. Последний же, казалось, боролся из последних сил. И, когда до суши оставалось каких-то полтора метра, сопротивление вдруг прекратилось. Иван вытащил из воды леску без крючка. Невидимый противник рыбака стал победителем в данном поединке.

Подошел к Новоселову тучный директор районной киносети Василий Максимович Неретов. — крупных размеров мужчина, который без конца вытирал пот со лба. Ивану казалось, что природа «грубо поработала», создавая этого начальника. При встречах с ним киномеханик невольно вспоминал гоголевского героя Собакевича.

Странно было, что при такой комплекции Василий Максимович имел чуть ли ни детский писклявый голос. Слушая Неретова, Новоселов всегда с большим трудом удерживался от смеха. Вот и на этот раз Иван подавил улыбку, вступив в разговор с «высоким начальством».

Оказалось, что директор тоже увлекался рыбалкой, но в данный момент не имел снастей и желал получить помощь в данном вопросе. Проблем с поиском снаряжения не возникло. Новоселов никогда летом не ходил на водоем только с одной удочкой и без запасных крючков и лески, поэтому готов был поделиться с начальством.

Подладив и вручив Неретову «дублирующую» снасть, киномеханик вернулся к рыбалке. На этот раз он решил использовать приготовленную накануне прикормку. Ему не нравилось ловить в компании, когда кто-либо стоял рядом и смотрел. Увидев, что Василий Максимович направился к одинокой бузине, Иван прошел к невысоким зарослям тальника.

Мгновенная реакция

Не успел забросить снасть в воду, как на поплавок уселась синекрылая прозрачная стрекоза. Этих существ, а также лягушек Новоселов выделял из всей живности, встречавшейся на рыбалке. Им он симпатизировал.

И сейчас ему не хотелось нарушать спокойствие стрекозы, но такая «пассажирка» на поплавке была нежелательна. Иван легонько подергал удилище, чтобы крылатое создание не мешало и освободило место. Насекомое без возражений улетело.

С киномехаником на рыбалке случались различные истории. Бывало, что он оставался без наживки, но у него никогда не поднялась бы рука, чтобы нацепить на крючок стрекозу. А в отношении мух такой деликатности можно было не проявлять…

Тем временем Иван ощутил поклевку, сделал подсечку и стал потихоньку выводить невидимую рыбу к берегу. Вскоре в воздухе затрепетала поднятая из глубин серебристая плотва средних размеров. И, когда до садка оставались последние сантиметры, рыба вдруг… сорвалась с крючка!

Иван, еще не уяснив и осознав толком, что происходит, отреагировал мгновенно. Как был в одежде, так сразу щучкой прыгнул в воду и… поймал свою добычу. Чебак затрепетал в ладонях, силясь уйти, но хватка была крепкая. Спустя несколько секунд рыбка оказалась в заветном садке. Начало было положено.

Вновь взявшись за снасть, Иван не сразу обратил внимание на свои ноги. Оказывается, одна штанина порвалась. Видимо где-то зацепилась за какую-то корягу, когда пришлось нырять за плотвой. Еще хорошо, что не поранились ноги.

Отжав одежду от воды, Новоселов возобновил рыбалку. Следующие три карасика и пара окуньков были пойманы без особых происшествий. Захотелось перекусить, но приходилось терпеть и продолжать лов. Вся добытая рыба предназначалась для общей ухи. «Страждущих ртов» было много, а людей со снастями на берегу «раз-два и…обчелся».

Размышления на берегу

В это время к Ивану подошел запыхавшийся, отдувавшийся на каждом шагу Неретов и похвастался:

— Смотри, какие чудеса в решете у нас происходят!

Киномеханик вначале недоуменно поднял глаза на говорившего, затем перевел взгляд на руки собеседника, где и увидел приличных размеров выловленного карпа.

— Он меченый! — сообщил Василий Максимович своим писклявым голосом.

Приглядевшись, Новоселов обнаружил, что у рыбы торчит изо рта крючок с обрывком лески.

— Стало быть, это мой сбежавший любимчик! — заключил Иван. — Отдай мне его! Ведь он по праву мой.

Немного поколебавшись, Неретов протянул рыбину. Новоселов осторожно вынул крючок изо рта карпа, затем покачал его на руках, как бы взвешивая, и, подойдя к воде, отпустил страдальца на свободу.

— Ну, ты, Иван, и «дал дрозда»! — воскликнул Василий Максимович. — Если бы я знал заранее, то вообще промолчал бы и не показывал бы его тебе! Это же надо… Можно сказать, что ты сейчас третью часть нашей ухи выпустил в воду!

— Ничего, сейчас еще поймаем. А за эту рыбу ты на меня, Максимыч, не обижайся. Я сделал все правильно.

После этого недолгого разговора собеседники разошлись в разные стороны. Иван слышал, как большой и грузный Неретов, идя к своему месту рыбалки, что-то бубнил себе под нос. «Наверно, ругается на меня…» — мысленно предположил киномеханик.

Снова забросил удочку в воду, и опять на поплавок уселась синекрылая стрекоза. «Интересно, это другая? Или та же самая? — подумал Новоселов. — Наверно, все ж другая… Хотя, принимая в расчет историю с карпом, ничего нельзя исключать».

На этот раз рыбак не стал прогонять свою крылатую спутницу. «Пусть посидит, порадуется жизни. А выловленного карпа я все-таки правильно отпустил. Бог с ней… с ухой! — размышлял Иван. — Почему же природа так устроена? Ведь вот какое дело… Чтобы сварить уху и порадоваться вместе с товарищами вкусной пище, приходится лишать жизни ни в чем не повинную рыбу».

В это время Новоселов услышал крики — другие отдыхающие звали удильщиков к костру. «Ну что же, пора и перекусить!» — подумал Иван и неторопливой походкой направился к товарищам…

Геннадий Лысенко, г. Новосибирск

Голосов еще нет