Расплата с шатуном

Опытный охотник

За долгие годы общения с природой приходилось испытывать, переживать на своих охотничьих тропах различные ситуации. Случались истории разные. Вот об одной из них хочу рассказать…

Каждый вид охоты — будь то на медведя или на копытных, на глухарином, тетеревином токах, вальдшнепиной тяге, на водоплавающую дичь с подсадной да и просто при случайных встречах с представителями живой природы — сам по себе заслуживает внимания. Ведь большинство людей добывают зверя и птицу не ради материальной выгоды, а из любви к самому процессу, к общению с природой. Эстетическое удовольствие становится решающим в отношении людей к охоте — это отдых для них.

Несомненно, в настоящее время становится все труднее ощутить такой процесс общения с живой природой. Обычно приходится довольствоваться прогулкой с зачехленным ружьем, усталостью ног, плеч от лямок рюкзака, обеденным часом у костра в лесу, горячим чаем из котелка и желанием принести домой всю ту массу впечатлений от увиденного, услышанного, ощутимого душой на пройденном маршруте в 20-25 километров.

Заряда бодрости, воспоминаний об этом походе хватает на некоторое время. Потом строим планы новых путешествий и снова — в лес… Вот и тогда — несколько лет назад — романтика общения с природой позвала меня в очередной раз в заветлужские угодья. Заморозки укрепили лед на реке и всех окрестных озерах, позволив свободно ходить по ним без опаски. Наступившая потом оттепель уменьшила толщину снежного покрывала на многих открытых местах.

След хищника

Я отправился в поход в сопровождении лайки по кличке Загря. Идя по краю одной из грив, обратил внимание на поломанные кусты крушины. На снегу под ними увидел совсем еще недавний след медведя. Ясно были видны отпечатки всей лапы — овал среднего размаха, углубление пятки и глубокие щели когтей спереди.

«Почему он не спит в берлоге? — подумал я. — Может, у него все-таки где-то есть убежище?». Похоже, это был шатун. Мы с Загрей не стали его тогда тропить и продолжили дальше свой путь к Коленовским озерам и по дорожке в боровую часть леса.

После этого случая прошло недели две-три. И вот я вновь оказался возле этих водоемов, но теперь уже на лыжах. Обильные снегопады украсили шапками сосны и ели, голые ветви дубов и осин, прикрыли все отжившее на земле — пни, валежник, бурелом, вывалы огромных деревьев.

Я снова двигался в сторону соснового бора, скрывающего выход на пойменно-луговой простор речки Белая. И опять наткнулся на уже знакомый медвежий след. Он шел по берегу водоема, а потом уходил по его льду на ту сторону — в лесной массив.

Теперь уже сомнений не оставалось: это — медведь-шатун! Но где же он сейчас и что его тут удерживает? В ходе разговоров со знакомыми охотниками я выяснил, что некоторые из них тоже видели следы хищника.

Нападение зверя

Как правило, медведь-шатун бывает опасен для всего живого, в том числе и для людей. Подтверждение этой мысли я вскоре получил. В полдень по дороге в свое Кирюшино заметил идущую навстречу долговязую фигуру, в которой узнал старого знакомого. Это был знаменитый в свое время охотник-промысловик, занимавший лидирующие места в соревновании по сдаче пушнины.

А сейчас он шел медленно и заметно хромал. Одна штанина брюк была навыпуск и вся — в крови. В руках держал лыжи, у одной из которых не имелось носка. Знакомый рассказал мне историю встречи с тем самым медведем-шатуном…

Оказалось, что опытный охотник ходил проверять свои легальные капканы. Они были установлены в окрестностях деревни Коленово — в зарослях прибрежного ивняка и ольхи. Один из капканов пропал, и след привел к бурелому неподалеку от реки Чиркуша. Там в елово-сосновых гривах с примесью осины было много поваленных ветром стволов. Одно дерево, вывороченное вместе с землей и укрывающей лесной подстилкой, с торчащими во все стороны обрывками корней, присыпанных снегом, казалось неплохим местом для медвежьей лежки.

Носок лыжины достиг ее, и вдруг оттуда высунулась пасть хищника. Раздался хруст дерева, и тотчас же «топтыгин» показался весь целиком и бросился к охотнику. Зверь попытался схватить человека зубами за ногу, разорвал штанину на валенке и выше! Ощутив страшную боль, промысловик издал истошный крик. Этот резкий вопль заставил медведя развернуться и «на махах» уйти.

Все произошло неожиданно и так стремительно, что охотник вспомнил про свое ружье только тогда, когда обидчик уже скрылся в ельнике. Пострадавший сел прямо на снег, снял валенок, перевязал тряпкой рваные раны на ноге. Потом кое-как натянул обувь и, опираясь на палку, «пошарыхал» к реке в сторону дороги на Кирюшино…

Команда мстителей

Рассказ товарища меня взволновал. «А нельзя ли наказать обидчика, пока он еще на кого-нибудь не напал?» — подумал я. Тем более что у моих друзей были бумаги, разрешающие произвести отстрел медведя.

На переговоры, обсуждение всех деталей и подготовку ушло около двух недель. Наконец, мы собрались на охоту. С нами, конечно, не было пострадавшего, поскольку он еще залечивал раны. На УАЗе пересекли Ветлугу и добрались до Коленовской дороги, по которой доехали в сторону реки до первого завала, и распределились.

Нам нужно было найти свежие следы медведя. Мы собирались его «тропить» и ожидали, что после подъема с новой лежки он, по всей видимости, пойдет к озерам. Трое из нас встали на номера — на пути его вероятного маршрута, растянувшись по гриве вдоль водоема. Стрелков, естественно, оказалось маловато. Но нам нужно было выделить хотя бы двух человек для поисков следа.

Эту задачу поручили мне и напарнику. На лыжах мы отправились прочесывать лесной массив вдоль речки Чиркуша и вскоре обнаружили следы. Один из нас пошел по ним, а второй находился поодаль — для страховки.

Медвежий трюк

Вот тут наш мишка задал нам головоломку… След довел до большой елки и пропал! Мы обошли ее кругом, но других отпечатков лап не увидели. На дереве медведя тоже не было…

Я знал из литературы, что «топтыгин» может ходить «в пяту» — идти спиной вперед, ступая лапами след в след, а потом где-нибудь сделать скидку в сторону, чтобы перед залеганием окончательно сбить охотника с толку.

Пришлось внимательнее присмотреться к отметинам на снегу. Казалось, что след «в пяту» ничем не отличался от прямого. Аккуратно, нигде не смазав его границы, хищник шел спиной метров 20. А потом я заметил сбитую шапку снега в одном месте, где была небольшая еловая куртина, метрах в трех от следа. Вот она и есть — скидка!

За деревьями мы увидели отпечатки лап и по ним вышли на край лесной редины, где стояли лишь маленькие елки и сосны. Но не успели толком рассмотреть что-то темнеющее внизу плотной группы деревьев, как ветки их в одном месте качнулись. С них посыпался снег, и оттуда сразу же выскочил медведь!

Красавец «топтыгин»

Отбежав «на махах», зверь остановился на открытом пространстве примерно в 100 метрах от нас. Встал в пол-оборота и уставился в нашу сторону. Даже на таком расстоянии в лучах зимнего солнца можно было рассмотреть, как он красив! Мне казалось, что у него золотисто-серебристое одеяние. Легкий ветерок чуть шевелил темную длинную шерсть на поднятом загривке.

Дистанция для успешного выстрела из охотничьего ружья была великовата. Но мой напарник не утерпел и разрядил оба ствола. После этого я тоже выпалил, но уже по уходящему хищнику. Отметил про себя, что ему очень тяжело бежать на своих коротких лапах по глубокому снегу.

Медведь двигался в сторону линии наших товарищей, скрывшись в логу. Несколько минут мы шли следом, а потом услышали выстрелы: один, затем — второй… и все стихло. Присоединились к другим опытным охотникам и увидели, что хищник «готов». До чего же он был хорош в своем зимнем наряде! Этому самцу исполнилось три или четыре года. Густой мех был буровато-темно-серого цвета. На загривке шерсть немного отливала золотом.

Вот и финал истории о шатуне Коленовских озер… Из лыж мы соорудили некое подобие нарт, уложили на них тушу и попытались дотащить ее до машины. Однако порвали все наши брючные ремни, за которые тянули груз. Пришлось между связанными лапами медведя просунуть жердь и нести ее вчетвером — по двое с каждой стороны.

Через некоторое время мы втиснули наш трофей в багажнике УАЗика. А потом я сам выделывал шкуру. И надо отметить, что с такой красивой редко приходилось работать…

Это интересно

Почему медведя в литературе иногда называют «косолапым»? Да потому, что, когда рассматриваешь его след, пятка смотрит наружу, а передняя часть с когтями — вовнутрь.

Анатолий Воронин, Нижегородская область

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий