Тропление зайца с приключениями

Охота на зайца-беляка

Как-то перед закрытием охоты на зайца-беляка после ночной пороши я решил потропить «косого». Утро было теплым, снег практически не давал хруста, я выдвинулся к шахтным отвалам, поросшим лесом.

Заяц на 23 февраля

Пройдя километр, обнаружил одиночный след беляка, идущего с жировки на отдых. Рассмотрев отпечатки лап, я выяснил маршрут животного и тихо подкрался к лежке. Вдруг из-под сухого поваленного дерева выскочил долгожданный заяц. Последовал выстрел, но цель успела скрыться из виду в густом ельнике.

Я осмотрел место, где легла дробь, и обнаружил пару капелек крови. Значит, попасть в зайца мне удалось. Началось преследование раненого зверька. Беляк удалялся от меня в сторону провала в шахту. Подойдя к воронке обрушения, я заметил, что следы обрываются на оттаявшей кромке брусничника.

Мои губы растянулись в ухмылке. Я начал внимательно осматривать растущие рядом деревья, но никаких признаков «косого» не обнаружил. Остановившись в полном недоумении, стал озираться в поисках зайца. Однако следов исчезнувшего зайца не было ни на откосе воронки, ни на краю обрушения.

Уже отчаявшись, я предпринял еще одну попытку отыскать свою пропавшую добычу. Внимательно оглядел край воронки провала и вдруг заметил три черные неподвижные точки на заснеженном склоне, усыпанном сосновой хвоей и кусочками оттаявшей глины. Я понял, что заяц прыгнул вперед и, пролетев по воздуху около трех метров, добрался до укрытия. Там он лежал, замаскировавшись, и поглядывал за своим преследователем.

Прозвучал второй выстрел. Беляк подскочил и замер. Но теперь передо мной возникла новая серьезная проблема: каким образом достать трофей из обрушения? Угол откоса воронки был очень крутым и опасным, снег мог сойти в одно мгновение при малейшем воздействии на него. При этом я не взял с собой дополнительного снаряжения, которое позволило бы безо всяких трудностей вытащить зверька.

В голову пришла мысль связать между собой две длинные сосновые сухарины. В рюкзаке лежало два крепких отрезка веревки. Так, я скрепил сухарины между собой, а комлевую часть одной из них привязал за растущее дерево на краю воронки. В результате получилась импровизированная страховка. Спустившись по ней, достал зайца. Окрыленный удачей, я возвращался домой. Все это случилось 23 февраля.

Конкуренты

Дождавшись очередной вечерней снежной пороши, после которой зайцы пытаются натоптать и напутать ночных следов, с рассветом я пошел тропить беляка.

В окрестностях нашего города всюду расположены брошенные отвалы и карьеры, где добывали железную руду. В таких местах очень любят селиться зайцы-беляки. Им нравится, что ландшафт весь пересечен низинками, отвесными стенами карьеров, обрушений и высокими отвалами. А «косые» — мастера уходить от преследователей по практически вертикальным стенам творений и деяний рук человеческих.

Подойдя к борту частично затопленного карьера «Троицкий», я увидел, как заяц жировал по кромке и спускался в самый низ горной выемки. Не обделил вниманием он и огромные негабаритные куски породы, выложенные по одному из уступов карьера. Предвкушая интересную охоту на зайца-беляка, я приближался к бывшей въездной траншее горной выработки.

Вдруг передо мной появился русский пегий гончак, за ним — два стрелка. По душе сразу разлилась волна отчаяния, поскольку мне было сложно конкурировать сразу с парой охотников, которые взяли с собой специально обученную собаку. Силы оказались явно неравными, и я начал прорабатывать в голове новый маршрут своей охоты: ведь зимний день короток.

Однако, к моему удивлению, гончий не побежал в карьер, а вместе со спутниками побрел в соседний участок леса. На смену отчаянию пришел победный настрой. Спустившись в выработку, я начал осматривать ночные маршруты беляка, выискивая потенциально подходящие места для дневного отдыха зайца. Тщательно оглядел глубокие промоины и выемки уступов, заросшие молодым коренастым сосняком. Оставалось проверить огромные валуны породы, которые со времени отработки месторождения руды остались лежать по уступу карьера.

Проходя вдоль скальных негабаритов и держа ружье на изготовке, я прислушивался к каждому шороху, так как заяц зимой обычно «стартует» с места дневной лежки гораздо раньше, не дожидаясь, когда преследователь подойдет к нему вплотную. Так случилось и на этот раз. Примерно в 20 метрах от меня беляк стремглав бросился бежать, не оставляя времени на раздумья. Да и помчался он не по горизонту уступа, а практически по вертикальной стене карьера на выход из выработки.

Звук выстрела подхватило эхо. Еще раз нажать на спусковой крючок я не успел. Да и ожидал, что заяц тут же рухнет на землю. А он как ни в чем не бывало выскочил на поверхность и скрылся! После этого первоначальное отчаяние вернулось ко мне с удвоенной силой. Дело было сделано — заяц поднят, но не добыт. А может, еще и ранен? Да и конкуренты ушли недалеко...

Я решил выйти с горной выемки и посмотреть, куда удрал «косой». Найдя выходные следы с карьера без единой помарки кровью, прошел еще около ста метров и увидел его лежащим без движения на заметенной снегом лесной дорожке. Радости моей не было предела.

Олег Косач, г. Краснотурьинск

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (5 votes)