Странные стрельбы

рыжая плутовка

Издалека, еле волоча ноги, ничего не добыв, шли с Артемкой домой. День подходил к концу, зимние сумерки опускались на землю серой совой. Спасаясь от жгучего ветерка, мы скатились с горы и присели за стог соломы. Перекусили тем, что осталось от обеда, допили чай. От усталости не хотелось разговаривать. Маленько отдохнули и тронулись дальше.

«Солнечная» лисица

Лесов на нашем пути дальше не встречалось — лишь поля, на которых кое-где попадаются редкие кустики. Да еще один заросший ольхой лог в окрестностях деревни Ракино есть. Туда мы и направили свои тяжелые лыжи. Не успели выбраться в поле, когда заметили темное пятно.

— Дядь Вить, это лиса, — объявил Артем, посмотревший в бинокль.

Прошли метров сто и опять выглянули из леса. Но на этот раз увидели только пустую лежку.

— Эх, скрылась, — вздохнул я.

— А она не спала, на нас смотрела.

— Ну и где ты раньше был, Артемий?!

Между тем солнечный диск упорно скатывался вниз. Через каких-то полчаса и он уйдет, полыхнув багровым заревом заката на прощание. И вот в этот миг невооруженным глазом я увидел на самой высокой горе темный бугорок. Взглянул в бинокль и убедился, что на освещенной малиновым светом вершине лежала рыжая плутовка.

— Смотри, Артем: вон — лиса!

— Неужели?

— Конечно, — сказал я с усмешкой, поскольку знал каждую кочку на этой горе. — Пошли, но держись дальше, чтобы не шуметь!

Мы двинулись полем, прячась за малейшее укрытие. Подойдя метров на 200, остановились. Я пожалел, что не установил оптический прицел на свой «Барс». Придется еще идти. С каждым шагом мы все больше приближались к лисице.

Солнце застыло прямо над вершиной, где расположилась рыжая хищница.

— Гляди: она — как на сковородке, — сказал я, протягивая Артему бинокль. — Не проснулась еще?

— Кажется, нет.

Сам посмотрел в окуляры. Горящий шар солнца, а прямо в его середине — спящая лисица! Красота! Впервые такое вижу за полвека жизни. Прямо сказка какая-то!

Вернувшись к реальности, сообразил, что с этой позиции стрелять невозможно. Если присядешь, то потеряешь цель из виду. Решил поручить Артему, чтобы проверить, каков он в деле. А то парень все удивляется моим промахам. Дал ему карабин и посоветовал бить с колена.

Артем как-то дернулся и боком заковылял, сильно скрипя снегом. От злости я заскрежетал зубами, ворча себе под нос: «Вот так лисятник! Он и мертвого разбудит!».

Парень прицелился и пальнул. Лисица вскочила с лежки и полетела нам навстречу! Я подскочил, вырвал «Барса» и бахнул ей в бок. Шарахнул еще в угон, но все прошло мимо… Сказка растаяла в вечерней дымке.

— Почему ты промазал, Артем? Тут же всего полсотни метров.

— Я, когда присел, видел лишь половину лисы.

— Что же не сказал? Ну пошли, посмотрим.

У лежки никаких следов от пули мы не обнаружили. Видимо, парень завысил прицел. Я тоже показал себя «блестяще» — промазал с 20 метров, стреляя в бок.

Сборище рыжих плутовок

Солнце село, но небо все еще было освещено темно-красным огнем угасающего костра. У нас почти под ногами находился ольховый лог. Вот небольшие елочки по краям ямы, кусты курчавых ив, а за ними… Так это еще одна лисица! Третья уже! Что за вечерний сход плутовок? Рыжий колобок покатился к ближайшей ферме.

— Надо бежать, перехватить! — скомандовал я. — Как только она выглянет из кустов, сразу «врезать» и чтоб не промахнуться.

Помчались со всех ног и тут… На бугор напротив нас выскочила другая лисица — четвертая за этот день. Присели мы сразу, стали думать, что делать. Решаю брать первую. Она вот-вот должна выйти из кустов ивы. Снимаю лыжи, занимаю хорошую позицию на возвышении. Лисица появится внизу.

«Ну где ты, милая!?» — думаю я. Ствол карабина упирается в кусты опушки. Артем сзади пытается что-то передать. Я нетерпеливо отмахиваюсь. Вот лисица появляется в сотне метров. Мушка ловит голову зверя, а тот… скок в кусты.

— Черт, не успел! — выдыхаю я, достаю манок, и он жалобно верещит по-заячьи.

Рыжая опять выглядывает. Идет ко мне, белый «галстук» на ее груди все ближе. Стрелять «в штык» не решаюсь. Лиса вдруг оказывается в мертвой зоне. Если бежать, то снег захрустит, спугну зверя. Все же осторожно поднимаюсь и кручу головой.

Не вижу ее! Неужели проскочила низом? Гляжу на Артема и «ныряю» в снег. Парень показывает, что на горе еще три!!! Что же это за собрание рыжих? Семь за день почти на одном месте.

Но вот рыжая появляется почти под ногами. Ловлю бок в прицел, нажимаю на спуск. Но… карабин молчит!! Предохранитель!! Давлю на кнопку, и… происходит выстрел в небо. В остервенении дергаю затвор и бью в угон. А лисица — раз и в ивняк.

Я понимаю, что она сейчас выскочит на угор на той стороне. Вот она, до нее уже метров двести. Бабах… мимо. От такой азартной стрельбы падаю в снег. Даже душно становится. Подбегает Артем с ошалелым видом:

— Круто вы ворон стреляете!

— Чего?? — сижу на снегу и, словно филин, верчу головой. — Что за бред?

— Ворона упала от первого выстрела! — объясняет Артем. — Бежим, там еще четыре лисицы!

— Садись, уже темно, поздно за ними гоняться. Видать, у них сегодня праздник. Милует их Бог. Давай лучше подумаем: почему произошел первый непроизвольный выстрел? Может, шептало обледенело? Хотя вряд ли. Дома проверим. А попади я в лису с десяти метров, дыра была бы, как от пушки…

И вот мы возвращаемся домой под звездным небом. Рюкзаки за спиной пусты, зато зимняя сказка останется с нами навсегда. Не страшно, что мы оба промазали, вместо рыжей плутовки добыли ворону… Промчатся годы, пройдет много охот, но эта картина запомнится навсегда. Горящее солнце, а в середине — спящая лиса.

P.S. Причина промахов оказалась до банальности проста. Я почти до конца вывернул винт регулировки спуска. Подправил, и больше такое не повторялось.

Виктор Проявин, Пермский край

Голосов еще нет