За зайцем по снегу

ушастый зверек

Открылась в нашем регионе охота на «косого». Однако первые походы в лес не доставили никакого удовольствия. Снега вначале выпало так мало, что заячьи следы на нем было почти не видны. Поэтому ушастые зверьки успешно избежали встречи с охотниками. Не помогла и гончая, с которой четверо мужиков пошли в лес в выходной день. Весь день они бегали на звук лая этого пса. Как выяснилось, напрасно: зайцев не было. Попадались только косули, на которых ни у кого из них не имелось лицензии.

После обсуждения результатов было принято решение провести коллективную охоту. Без промедления энтузиасты создали инициативную группу, участники которой оповестили о мероприятии всех, кого смогли. Известили и меня, хотя я уже лет десять жил в городе и связь с жителями поселка почти потерял. На призыв отозвалось 14 человек, чего вполне хватало для коллективной охоты.

Затянувшийся выезд

Рано утром в субботу группа единомышленников собралась в условленном месте. Негласным руководителем был Николай Кузьмич — последний председатель общества охотников. Оно распалось, поскольку никто не хотел платить членские взносы. У всех имелись уже охотничьи билеты общероссийского образца.

Вскоре подошла машина. Внешне она выглядела прекрасно: передняя часть — обыкновенный грузовик, зато вместо кузова — салон автобуса. Все присутствовавшие быстро расселись по свободным сиденьям и были готовы ехать.

Но тут выяснилось, что не хватает трех охотников. Друзья начали звонить им, прошло минут 10. Двое из этих опоздавших подтянулись. Третий тоже обещал, но не появился. Пришлось звонить ему еще раз. Тот сообщил, что уже готов, но ему идти далеко… он жил на окраине. Чтобы меньше ждать, решили заехать за ним.

Наконец, все в сборе. Можно отправляться на охоту! В кузове тепло и уютно. Мягкие кресла располагали к отдыху. Не прошло и 10 минут, как большинство охотников стали дремать. Еще через четверть часа спали уже все.

Когда автомобиль неожиданно остановился — никто и не подумал выскакивать наружу. Лишь некоторые выглянули в окно, но, увидев, что до места охоты не доехали, вновь прикрыли глаза.

Первая попытка

— Загонщики, на выход! — раздался властный голос Кузьмича. — Справа сколок. Там может быть заяц. Прогоним!

Три охотника послушно встали и вышли из машины.

— Мало! — сказал Кузьмич. — Еще Вы и Вы!

Его последнее указание относилось ко мне. Я послушно присоединился к загонщикам. Мы медленно друг за другом двинулись к краю сколка. Последним шел сам Кузьмич.

Встав на места, откуда собирались начинать загон, мы замерли и стали ждать команды. Наш негласный руководитель дождался, когда последний стрелок скрылся в зарослях, и отдал приказ:

— Пошли!

Мы двинулись вперед через кустарник и «мелкач», издавая непрерывные крики, чтобы спугнуть зайца. Каждый орал по-своему. Я всегда кричу с короткими перерывами:

— Гоп-гоп-гоп-гоп!

Примерно посередине сколка оказалась поляна, по краям которой росли толстые и суковатые деревья. На них виднелось несколько вороньих гнезд. Когда мы вышли на поляну, с вершин этих деревьев поднялись птицы, которые полетели в противоположную от нас сторону.

Через некоторое время впереди раздалось несколько выстрелов. А еще минут через пять наша группа достигла окраины сколка.

— Кто стрелял и в кого попал? — поинтересовался один из нас.

Это первый вопрос, который всегда задают загонщики охотникам на номерах. Отозвались два молодых парня:

— В ворон! Больше никого не было!

— А если бы заяц попался?

— «Косого» тут не могло быть! Если в сколке ночуют вороны, то дичи в нем нет!

— Молодец! Хорошо учился. Поехали дальше! Кстати, что с воронами?

— Подстрелили двух! Вон они лежат! Хочешь, возьми лапки!

Было время, когда такие «трофеи» пользовались спросом. За две пары вороньих лапок засчитывали один день отработки в охотничьем хозяйстве. Но сейчас уже не нужно трудиться для получения лицензий. Поэтому ворон бьют либо по привычке, либо для тренировки в стрельбе по движущейся мишени.

«Косой» на прицеле

Мы ехали минут 20, прежде чем Кузьмич выбрал второе место для загона. На этот раз зайцев надо было направить через густой-прегустой кустарник. Опять загонщики остались у одного края участка, а стрелки проехали вперед.

Я хотел проследовать в заросли. Но Кузьмич остановил меня и попросил занять место сбоку, метрах в ста впереди стрелковой линии. Каким-то образом он разглядел входной заячий след. Я встал на указанную позицию и приготовился ждать.

Начался активный этап охоты. Вот уже загонщики вышли на одну линию со мной. Зайца нет. Поворачиваюсь и тихонько начинаю двигаться в сторону стрелков. И тут между мной и ними выбежал «косой» и на большой скорости устремился в поле. Я прицеливаюсь, чтобы случайно не зацепить других людей, и жму на спусковой крючок.

Есть! Заяц добыт! Подхожу к нему, жду, когда закончится этот этап. Дождался! Загонщики и стрелки вышли из кустарника. Я поднял своего ушастого зверька, и мы пошли к машине.

Сделали еще два загона. Больше никого не было. Следующее место охоты — опушка леса. Здесь перед высокими деревьями — полоса редкого кустарника глубиной метров 20. Теперь я в группе загонщиков. Идем в лес. Но не успели мы сделать по паре шагов, как перед нами стали взлетать тетерева. Надо же! А у нас у всех ружья еще не заряжены, да и дистанция не убойная.

Начался загон. Метров через сто перед нами оказалась большая поляна. Четверка рябчиков, находившаяся в кустах, рядом с ней поднялась в воздух и устремилась вперед в сторону стрелковой линии. Через некоторое время впереди началась пальба. После окончания загона охотники стали выходить из леса. Двое несли по рябчику. Зайцев не было.

Проехали вперед километра на два и остановились посередине открытой местности. Решили сделать загон в лесу, в который упиралось поле. Так и поступили. Заяц вышел на стрелковую линию, когда уже никто не надеялся, что он здесь есть. Пришлось его пропустить, чтобы не задеть загонщиков. Огонь открыли уже вдогонку. Стреляли не один раз, но «косого» все же добыли.

Расспросы и проверки

Загрузились в машину и проехали еще километр. Остановились и надумали сделать загон в кустарнике. И тут к нашему автомобилю подъехал УАЗик. Из него вышли четыре человека, вооруженные карабинами, и накинулись на нас с расспросами:

— Мужики! Вы чем тут занимаетесь?

— На зайцев охотимся!

— Это вы сейчас гоняли вдоль поля?

— Да!

— Ясно, кто нам испортил охоту и настроение!

— Вот этого уж мы никак не хотели. Даже в мыслях не держали, поэтому вы на нас зря обижаетесь. А что случилось?

Оказалось, что эта четверка с утра тропила двух лосей. Уже нашли их. Обложили! Осталось только толкнуть зверей в нужном направлении. Но в это время мы почти рядом устроили свой загон со стрельбой. Встревоженные лоси ушли в глубь леса. В этом их уже не достать, пожаловались мужики.

— Где вы дальше будете охотиться, чтобы нам не мешать? — спросили они.

Кузьмич объяснил, и УАЗик уехал. Мы провели очередной загон и решили двигаться дальше. Но тут к нам подкатил другой отечественный внедорожник. Из него выбрались два человека. В одном из них мы узнали охотоведа, другой оказался егерем. Они потребовали приготовить документы для проверки.

Пока егерь просматривал лицензии и охотничьи билеты, мы окружили его спутника и задали вопрос:

— Почему зайцев так мало?

— По трем причинам. Во-первых, весной был мор. Когда стаял снег, мы нашли немало заячьих трупиков. Во-вторых, появились волки, которые раньше тут не водились. Они уже обосновались в 12 километрах отсюда. Для серого хищника — это не расстояние! Волки охотятся на взрослых зайцев. В-третьих, сильно расплодилась енотовидная собака. Она губит молодняк среди «косых». Волк и лиса не чуют затаившихся зайчат, а эта «дрянь» их находит и истребляет. Все это сделало зайца редким зверем, и в ближайшие годы ситуация не изменится.

Пока он говорил, егерь закончил проверку документов. Оба сели в машину и уехали. Мы тоже двинулись дальше.

Сели в «лужу»

В воздухе закружили отдельные снежинки, затем их количество возросло настолько, что стало казаться, что перед нами сплошная белая стена. Машина притормозила, мы пообедали, передохнули и поехали дальше. Осадки прекратились так же внезапно, как начались.

Перед нами была балка, поросшая мелким, но густым кустарником, из которого кое-где торчали березы и ракиты. Наш склон пологий и длинный. Противоположный склон, напротив, крутой и короткий. В нем бульдозером прорезана дорога.

Машина медленно спустилась на дно балки и пошла по ее дну. На дороге была пробита глубокая колея, оставленная грузовиками. Наш водитель решил проехать по своему. Он направил автомобиль так, чтобы правые колеса шли посередине колеи, а левые — по возвышающейся части дороги. Так мы добрались почти до маленького ручейка, который тек у крутого склона.

Еще несколько метров, и начнется подъем. У самого ручейка дорога оказалась сильно разбитой и более скользкой, чем наверху. Неожиданно левое заднее колесо автомобиля съехало в канаву. Попытка водителя «газануть» только ухудшила ситуацию: машина ушла еще дальше влево. Пришлось остановиться. Охотники выскочили из салона.

— Ну что, ребята? Толкнем? — раздались призывы.

Мужики напряглись, стараясь сдвинуть автомобиль с места. Машина лишь чуть-чуть прошла вперед, при этом правое переднее колесо тоже попало в колею, а задний мост уперся в затвердевшую землю.

— Надо подкопать! — предложил кто-то.

— Нечем! Нет лопаты! — возразил водитель.

— Что же ты выехал в лес без инструмента?

— Вчера приготовил и топор, и лопату. А сегодня поторопился, чтобы вы не ждали, и забыл все в гараже.

— Тогда давайте нарубим кустов и сунем под колеса. Может быть, сдвинемся.

Однако этот замысел не сработал. Настоящего инструмента не нашлось, а двумя спортивными топориками, которые случайно оказались в рюкзаках, мы смогли рубить только мелкие кустики. Подложили их под колеса, водитель нажал на газ, пытаясь выехать, и… веточки тут же выбросило назад.

Единственным положительным эффектом от нашей кипучей деятельности стало то, что нам удалось выровнять машину. Теперь у нее не было крена в какую-либо сторону.

— Надо искать помощь! — сказал Кузьмич. — У кого какие есть соображения?

— Сотовая связь не работает. А кроме того, в наш поселок звонить бесполезно. Большинство наших водителей либо в отъезде, либо «отдыхают».

— Существенное в ваших словах только то, что мобильный телефон тут «не берет», — заметил Кузьмич. — Если бы связь была, то вопрос решили бы сразу. Вот что предлагаю я. В шести километрах отсюда есть село. Председатель местного «колхоза» — наш земляк, он поможет! Надо идти к нему. Кто со мной?

Добровольцем вызвался молодой парень. Он и Кузьмич ушли.

Как развести костер

— Ну что, ребята? Неплохо было бы разжечь огонь. Скоро начнет темнеть, а с костерком все же веселее будет ждать. Вот вы трое… давайте в лес за дровами!

Молодые парни послушно взяли топорики и пошли в кусты. Минут через десять ребята вернулись со своей «добычей».

— Это гореть не будет! — категорично заявил я. — Вы собрали то, что лежало на земле и пропиталось влагой. Надо было искать более сухой материал.

— Ничего! Откачаем немного бензина и польем. Загорится! — заверили меня парни.

Так и сделали, но… развести огонь не получилось. Мелкие ветки обгорали, а крупные «занялись» только там, где их полили топливом. Как только бензин весь «вышел», пламя потухло. Ветки некоторое время дымились и гасли.

Посмотрев на тщетные попытки молодежи реанимировать костер, я позвал двух парней:

— Пойдемте за дровами!

Мы пошли и принялись искать сухие сверху кусты тальника и упавшие деревья с торчавшими сучьями. По опыту я знал, что они будут гореть. На склоне ничего подходящего найти не удалось.

Пришлось идти вверх, в лес. Там нам повезло: мы нашли два дерева, поваленных ветром. Их сучья вполне годились для костра. С тремя охапками дров вернулись к машине. Развели нормальный огонь, который уже не гас.

— А не сварить ли чай!? — послышался то ли вопрос, то ли предложение.

— А в чем вскипятить воду?

— Есть жестяное ведро! — сказал водитель.

— Тогда пошли к ручью!

Я искал углубления, чтобы можно было черпать воду, и нам повезло. Неподалеку кто-то еще летом выкопал рядом с ручьем яму. Вода залила ее, превратив в импровизированный колодезь. Правда, сейчас он замерз. Но, судя по прозрачности льда, вода там была чистая. Топориком мы разбили лед, наполнили ведро и вернулись к машине.

— Зря ходили! Заварки все равно нет! — мрачно произнес один из охотников.

— Придется искать в лесу. Пока ищем, ставьте ведро на огонь.

Я с еще тремя охотниками пошел за «заваркой».

— А что нужно искать? — уточнил один из добровольцев.

— Ищем кусты черной смородины. В наших лесах она всегда есть. Срезаем однолетние побеги. Они дадут приятный запах. А чтобы чай имел привычный цвет — надо найти шиповник. Напиток будет кисловатым, но пить можно.

Вскоре заварка была найдена. Еще через полчаса мы приготовили «чай». Запах у него был довольно приятным, чего нельзя сказать о вкусе. Некоторые охотники только попробовали, но пить не стали. Однако большинство все же подкрепили силы «чайком». Кое-кто, и я в том числе, залил его также в термосы.

Помощь «спасателя»

Стемнело, дрова кончались. Костер начал гаснуть, хотя энтузиасты два раза ходили в лес за сушняком. Большинство мужиков сидели в кузове автомобиля. Водитель изредка заводил мотор и включал отопление.

— Кажется, идут! — вдруг воскликнул один из охотников.

Я прислушался, но ничего не услышал. Прошло минуты две или три, прежде чем раздался звук чьих-то шаги.

— А кто это может идти? Ведь если это Кузьмич, то почему пешком? Должен же на тракторе приехать?!

Но все же это оказался наш предводитель.

— Ребята! — рассказал он. — В деревне — свадьба, празднуют все! Но председатель пообещал найти трезвого тракториста и прислать. Ждите! Сколько — сказать трудно! Мне удалось оттуда дозвониться до дома. За мной сейчас приедет зять на УАЗике. Могу взять с собой двух или трех человек, кому это жизненно необходимо.

— В нашем поселке сейчас и без свадьбы адекватного водителя вряд ли отыщешь, — сказал кто-то из молодых.

Минут через 15 УАЗик прибыл, и четыре охотника уехали домой. Еще через полчаса на дороге замелькал свет фар. Это шла обещанная техника. Однако радость от прибытия помощи была кратковременной.

Зацепив тросом автомобиль, тракторист попытался вытащить его. Увы, не получилось. Мало того, трактор тоже застрял в грязи и не смог двигаться даже после того, как трос отцепили. Минут 10 наш «спасатель» еще пробовал выехать, но ничего не вышло. Грязь держала трактор мертвой хваткой. Мы понуро смотрели на тракториста, когда он выключил мотор и вышел из кабины.

— К сожалению, я не смог вам помочь, — развел руками парень. — Сейчас пойду пешком обратно, доложу председателю. По всей вероятности, помощь будет только завтра утром.

Он пошел домой. Вместе с ним отправились три охотника, которые хотели позвонить из села и связаться со своим родственником, чтобы тот приехал за ними. Остальным пришлось ночевать в салоне нашего автомобиля.

Утро следующего дня

Нас осталось семь человек, в том числе водитель, который комфортно разместился в своем кресле. Перед тем как заснуть, он запустил двигатель и подождал, пока кабина и салон прогреются получше. Нам предстояло ждать часов 10 в лучшем случае.

Ночь прошла без происшествий. Несколько раз шофер заводил мотор, чтобы мы не замерзли. Было уже почти светло, когда я и еще несколько охотников вышли из салона и осмотрелись. Ночью выпал снег, припорошивший все вокруг. Судя по следам, у нас был гость — лисица. «Надо же! Не испугалась!» — подумал я.

Вдалеке послышался шум работающего мотора трактора. К его прибытию из салона вышли все. Настроение у нас начало подниматься. Однако, когда транспорт подъехал совсем близко, наступило разочарование — это был такой же «Белорус», как и тот, что застрял рядом с нашей машиной.

— Похоже, что еще долго будем ждать! — предрек скептик.

Остальные охотники промолчали. Прибывшие ребята попытались вначале вытащить трактор, застрявший вчера. Не получилось: колеса обоих «Белорусов» вертелись, но сами они не двигались. Мало того, второй транспорт тоже начало сносить в обочину. Пришлось остановиться и снять трос. Трактористы вышли из кабин и стали обсуждать сложившуюся ситуацию.

За шумом никто не услышал, как к месту происшествия подкатил грузовик… все вздохнули с облегчением. Это был КамАЗ-вездеход. Судя по тому, как действовал водитель, — он обладал опытом по выдергиванию машин из грязи. По его команде вначале был убран с дороги не застрявший трактор. Затем без особых усилий грузовик вытащил второго «Белоруса».

После этого был зацеплен наш автомобиль. Со второй попытки КамАЗ выдернул и его. Все машины поднялись на крутой склон балки. В благодарность за «спасение» водителю отдали одного зайца, а трактористам — другого.

И вот мы едем домой. Миновали лесную дорогу, выбрались на бетонку, немного поодаль от которой шла линия электропередачи. На проводах ее сидели несколько тетеревов. Возможно, это были те самые птицы, которых мы подняли вчера. Они провожали своими взглядами участников такой богатой на события охоты…

Геннадий Руднев, г. Тюмень

Голосов еще нет