Ума-то нет!

поездка на рыбалку

На улице вовсю пригревало солнце, и уже растаял снег в черте города. Готовились к вскрытию ото льда стоячие водоемы, а еще только заканчивался март! В этом году весна пришла двумя неделями раньше положенного срока. Наступило самое удачное время посетить Волгу и поохотиться за сорожкой!

Предложение Семеныча

Моя рыбацкая команда взяла отгулы в конце недели и рванула в Юрьевец. Ребята собирались половить на одном из притоков, куда обитатели Волги заходят отведать «свежей водички».

Я, в связи со срочными делами на производстве, не мог позволить себе потратить день рабочего времени на любимое занятие. После обеда в мой кабинет заглянул главный инженер, которого мы звали Семенычем. Он — бывший военный, вышедший в отставку в звании подполковника.

— Господин главный конструктор, — сказал Семеныч, делая шутливый акцент на первое слово. — Как Вы смотрите на то, чтобы в субботу устроить поездку на рыбалку — махнуть куда-нибудь подальше? Хочется немного отвлечься!

Поразмыслив, я кивнул:

— Согласен. Только уж совсем далеко не стоит забираться! Отдохнуть не успеем, как снова надо выходить на работу.

— Договорились! — обрадовался он. — Куда поедем?

— А вот это вопрос!.. Я постараюсь связаться с братом в Кольчугине, и к концу дня, думаю, определимся.

Официальный диалог закончился. Между собой мы конечно же общались по-простому. Позвонив Андрею, я узнал, что он два дня назад остался доволен поездкой на рыбалку в окрестности села Симы. Прекрасное настроение брата объяснялось хорошим клевом ладошечной плотвы.

— А еще, — проговорил он, — начали выходить карп и карась поближе к камышам. На бровках попадаются стайки окуней средней величины. Это охраняемая кооперативная плотина, поэтому парковка и рыбалка там платные. Правда, берут немного — всего по 50 рублей. Состояние льда удовлетворительное, но речка уже вскрылась.

Поблагодарив Андрея за информацию, я вспомнил, что однажды уже был в тех краях по последнему льду. Село располагалось севернее нашей области. И если здесь отжурчали ручьи талой воды, а газоны уже как неделю дожидались появления сочной травы, там еще хозяйничала зима.

Путь к месту лова

С утра пораньше, отмахав ровно сотню километров в сторону озера Плещеево, мы с Семенычем оказались в Симе. Снега на улицах села уже не было, но, когда наш автомобиль свернул в поле, чтобы добраться до нужной деревни, путь пролегал между сугробами.

Местный тракторист, следивший за состоянием грунтовки, за зиму сделал огромные отвалы, выше человеческого роста, по обочинам дороги. Он также не забыл очистить закутки через каждые 200 метров, чтобы транспорт не испытывал затруднений, добираясь до места.

На плотине уже были припаркованы несколько автомобилей. Прибывшие рыбаки гуськом тянулись в сторону ручья. Кожей ощущался небольшой минус. «Хорошо! — подумали мы. — Ветра нет, благодать!».

В прошлый раз, когда я тут был, основной улов составляли окуни с бровки, тянувшейся вдоль крутого левого берега. На всей правой стороне находились мелководные заливы, поросшие камышом.

Заплатив за стоянку, мы с Семенычем уложили вещи в пластиковые санки и спустились на лед. Водоем был достаточно длинным. Чтобы пройти его от начала до конца, требовалось не меньше 20 минут. Пока решили осмотреться и отправились на свал с перепадами глубин. Оттуда и должны начаться поиски рыбы…

Замечательное начало!

Просверлив лунку в потемневшем сухом льду, я первым делом опустил в образовавшееся отверстие «чертика» среднего размера. Глубина оказалась два с половиной метра.

Разведчик, проскакав в толще воды, на первой же проводке наткнулся на жадную пасть крупного окуня. Поклевкой это было трудно назвать. Произошел резкий удар. Моя рука, не успевшая сделать подсечку, моментально потянулась вслед за агрессивной рыбой.

За все время, что я занимался блеснением окуня, мне еще никогда не доводилось сталкиваться с подобной атакой! Обыграв удочкой непомерно сильный рывок, аккуратно завел в лунку утомившегося полосатого хищника. Это был триумф! Первая проводка и сразу поклевка, да какая!

Семеныч тут же навострил уши на хорошую рыбалку, да и я с ним мысленно согласился: «Начало замечательное! Так и дальше будем действовать!». Однако все оказалось не так просто.

Спустя час «поле битвы» напоминало решето из лунок, а рыболовные ящики изнутри были утыканы сменными чертиками. Ни один из них удачи больше не принес. «Как же так?» — думал я, переводя дыхание.

Мой коллега устал сопротивляться желанию немного отдохнуть и осмотреться по сторонам. Горячий напиток — вот что должно было «охладить» наш пыл! Утро выдалось ясным, и уже вовсю по-весеннему припекало солнце.

Попивая чай и наблюдая за рыбаками, выявили две активные группы. Одна была на мелководье у камышей, а другая — недалеко от нас, около берега. Мы решили сначала проверить ближний вариант. А уж потом заняться отмелями.

«Крокодил» на крючке

Когда я оказался на новом месте, мне взбрело в голову вытащить из специального отсека удочку для блеснения. Сам не знаю, что могло на это вдохновить… Наверное, поклевка трофейного окуня!

Взяв в руки снасть, уже не мог убрать ее в ящик, не предложив вначале хищнику попробовать перекусить маленькой блесненкой. Я не пользовался кивком, так как сам шестик был предназначен для деликатной проводки приманки. Опустив ее в лунку и отмерив расстояние до дна, сделал первый взмах.

В ожидании момента полного затухания колебательных движений ощутил сильный рывок с последующим «улепетыванием» рыбы, совсем как в прошлый раз. Сделав подсечку, вдруг услышал, как лопнул деликатный шестик в самом основании. После вынужденной заминки быстро схватил провисшую леску и начал вываживание.

— Саня! — крикнул я Семенычу, улыбаясь. — «Крокодила» тащу!

Пока напарник поудобнее устанавливал удочку на ножки да снимался с насиженного места, я продолжал аккуратно вытягивать добычу. Наконец, благополучно завел ее в ледяное отверстие, поднял наверх и на мгновение оцепенел…

Попавшаяся щука открыла пасть, словно говоря: «Привет!». Затем выплюнула блесну и ушла в лунку хвостом вниз.

— А… Как это?! — вдруг вырвалось у меня.

Все это короткое время я завороженно глядел на зрачки хищницы, которая, удаляясь, продолжала наблюдать из-под воды.

Хорошая привычка

Не торопясь, подошел Семеныч, уверенный в том, что сейчас он увидит этого «крокодила». Я продемонстрировал сломанную удочку. Напарник осмотрел лед вокруг, наклонился в сторону и окинул взглядом участок за моей спиной. Затем округлил глаза и поинтересовался, разводя руки в стороны:

— А… Где?!

— Там, — ответил я, показывая пальцем вниз.

— И что это было?

— Как ни странно, клюнула щука на окуневую блесну. Высунула голову, открыла пасть… и сошла. Я как-то не решился голой рукой в лунку залезть.

— Очень интересно! Тогда нужно поблеснить! — опять оживился Семеныч, вернулся к ящику и достал мощную удочку.

— У тебя там еще одной нет случайно? — шутя, поинтересовался я.

— Найдется! — и он вынул вторую.

— Как это ты догадался две штуки захватить?

— Я всегда все беру с собой. Мало ли чего?!

— Понятно. Хорошая привычка! — согласился я и взял протянутую снасть.

Семенычу повезло, и он сразу же подсек щуренка в своей лунке. Солнце уже пекло нещадно. Порхающие в вышине жаворонки заполнили трелью пропитанный теплом воздух. Пролетел еще один час, в течение которого на льду появилась дюжина отверстий. Запарившись, я вернул блеснилку хозяину…

Рядом с загорающими

Дальняя кучка людей теперь больше напоминала курортников, чем рыболовов. На шнеках висела одежда, а сами любители активного отдыха демонстрировали бледные торсы палящим солнечным лучам.

— Саня! — обратился я к Семенычу. — Не хочешь позагорать на том месте часик-другой?

Обернувшись, он согласно кивнул, и мы поспешили собрать вещи. Народ не расходился уже более двух часов. Значит, кого-то ловили, скорее всего, плотву или карася!

Устроившись на свободном пятачке, я повесил на шнек куртку и свитер, но рубашку снимать не стал. Весна весной, а простудиться можно легко. Семеныч обосновался с левой стороны, оголив полностью верхнюю часть тела.

Я в волнении опустил в лунку самодельную мормышку с плоским верхом. Припаянная бронзовая чешуйка немного окислилась и приобрела цвет золота. Ранее было подмечено, что новые изготовленные приманки не ловили рыбу до тех пор, пока не тускнели блестящие напайки. Это теперь проверенный факт!

Глубина подо мной составляла ровно один метр вместе со льдом. На проводке через 10 см мормышка с мотылем все время цеплялась за подводный кустик. У соседей поклевки плотвы уже закончились. Рыба стала вялой.

Новая тактика

Я решил особо не играть приманкой. «Пусть мотыли сами поработают», — мелькнула у меня мысль. Опустив их на дно, принялся шевелить насадкой, не поднимая удочки. Кивок уверенно пополз вверх. Первая «ладошечная» плотва отправилась в ящик.

— Саня! — шепнул я через левое плечо. — Попробуй не поднимать насадку. Пошевели ею на дне.

Кивнув моим словам, он склонился над лункой. Я повторил уловку — опять сработало! Поднимаясь, рыба дважды пыталась спрятаться за кустик. Адреналин проснулся и начал заполнять собой пустоты в организме.

После того как шестая по счету красноглазая рыбка оказалась в ящике, а новая порция рубиновой насадки потащила вниз тонкую леску, я услышал справа звук аккуратного бурения ледяной поверхности. Хрр… Хрр… — пауза. Опять — хрр… и снова тишина.

Подняв голову, я увидел, как молодой парень, вероятно, студент, виновато глядя мне в глаза, застыл в нерешительности. У рыбаков не принято без необходимости так близко соседствовать, тем более у незнакомых друг другу людей. Он же пытался незаметно пристроиться в 70 сантиметрах от меня! Семеныч и то дальше находился!

— Я потихоньку, можно? — спросил он.

Мне оставалось только согласно кивнуть. Студент, медленным темпом добравшись до нижнего края льда, так же, не торопясь, выкрутил шнек обратно, оставив всю шугу в лунке. У меня тут же прекратились поклевки, а у Семеныча так и не начались.

Нешуточная борьба за трофей

Предварительно очистив место ловли, рыбачок сбегал на край базарчика и принес от своего деда, сидевшего без дела на ящике, стационарную зимнюю удочку с деревянной ручкой. Насадив мотыля, опустил мормышку в получившееся отверстие. Снасть, установленная на ножки, так и стояла в одиночестве.

Спустя некоторое время развернулась нешуточная борьба за трофей прямо у моего носа. Заметив поклевку и последующее за ней движение удочки, молодой хозяин снасти, как вихрь, появился ниоткуда и сделал подсечку. Попавшаяся рыба оказалась слишком большой и напористой. Парень, стоя на коленях, несколько раз поднимал ее и отпускал.

— Крупная! — проговорил он. — В лунку не лезет!

Все, затаив дыхание наблюдали за ходом событий. Сделав еще несколько безрезультатных подтягиваний, студент засучил рукав рубашки и опустил ладонь в воду. Рука скользнула по ледяному тоннелю, погружаясь до самого плеча. С той стороны он нащупал голову рыбы и радостно воскликнул:

— Все, взял!

Мы облегченно вздохнули. Тем не менее спустя 10 минут картина не изменилась. Рыбачок по-прежнему продолжал лежать на льду, дергая рукой. Он раскачивал кого-то из стороны в сторону, стараясь вызволить из цепких ледяных объятий. Постоянно комментировал свои действия, выплескивая кряхтящие звуки и злясь на очень маленький вход с нижнего краю.

Ловушка для студента

Я сначала думал, что попался гигант, которому оказалась тесной лунка диаметром в 13 см. Но спустя еще пять минут стал догадываться о том, что студент просто не досверлил лед до конца. На последнем этапе бурения важно сделать два рывка шнеком вниз, а потом — сразу вверх. В первом случае разрушается ледяная перегородка, а во втором — вся шуга вылетает наружу.

Ничего из сказанного проделано не было. Рыбачок аккуратно вкрутил ледобур, а потом так же осторожно извлек его обратно. Ума-то нет! Значит, парень попался!

Слышал, что в Африке до сих пор таким способом ловят обезьян. В дупло дерева, куда может пролезть рука, кладется приманка. Животное берет ее, а вытащить не может, потому что кулак, сжимающий лакомство, становится больше диаметра отверстия. Да… жадность многих погубила!

Еще я подумал: «Зачем понадобилось закатывать рукав? Толщина льда такая, что все сгруженное к плечу давно намокло! А бардового цвета рука скоро должна посинеть от долгого пребывания в холодной воде».

Ожидая развязки, мужики вместе с дедом советовали парню оставить рыбу в покое: здоровье того не стоит! Однако борьба продолжалась, и главный из соперников, выковыривая свой трофей, лежал на льду, поскуливая от боли и досады.

Наконец, прорезался триумфальный крик победителя! На лед вылетел ободранный карп, способный без особых затруднений сделать променад по всей длине лунки. Около него прыгал от счастья молодой рыбачок, сжимая окровавленную руку. Рыбу взвесили, и в ней оказалось чуть больше килограмма.

Экстремальное возвращение

В связи с тем что шоу закончилось, а поклевок уже давно никто не наблюдал, отдыхающие вынимали удочки и уходили. Я заметил, что состояние льда изменилось: он еще больше потемнел. Появился шорох при движении с ощущением мягкой подошвы.

— Саня, — предупредил я Семеныча. — Давай сматываться! Что-то мне ледовая обстановка не нравится! Ходишь, как по матрацу!

Во время сборов провалился рыбак, шедший в нашу сторону. Теперь стал понятен незнакомый звук. Это терлись друг о друга кристаллы. Талая вода, просачиваясь с поверхности, ослабила ледяную структуру. А нещадно палящее солнце разогнало процесс разрушения до предельной скорости.

Попавший в беду мужчина быстро выбрался из провала, так как глубина там была всего по пояс. У нас оставался единственный выход — поскорее дойти до берега и уже по земле тащить пластиковые санки в сторону плотины. Мы своим шансом воспользовались!

Обратный путь под жаркими лучами стал не легкой 20-минутной прогулкой, а изнурителным маршрутом, который растянулся почти на полтора часа. Оказалось, что по всему пологому склону находились дренажные рвы, заполненные водой. Огибая один и беря курс на дамбу, через некоторое время мы натыкались на другой. Его тоже нужно было обходить, делая большой крюк в поле. И так повторялось четыре раза!

Заключительный этап рыбалки

С высунутыми языками и вытянутыми ногами, мы без сил сидели на ящиках около машины и тупо смотрели на мужиков, активно добывающих себе мерную плотву. Прямо у плотины был первый залив, и все, кто приехал сюда, кроме нас, конечно, находились тут, в двух шагах от своих «железных коней»!

— Серега, гляди, что творится! — устало заметил Семеныч.

— Да вижу я!

— Таскают одну за другой прямо под боком! А мы с тобой все ноги избили! Лазили непонятно где. Ума-то нет!

— Давай спустимся, половим немного да поедем, — предложил я. — Какая разница, где отдыхать? Сидеть, так уж с удочкой в руке!

Лед в этом месте был крепким, а свободных лунок хватало для заключительного этапа рыбалки. Напоследок мне попались семь хороших плотвиц на ту же самую золотую мормышку с лимонным бисером, только теперь уже без подсадки мотыля.

— Э-эх! — произнес я с горечью, обращаясь к Семенычу. — Остановиться бы тут с утра!

А сам, усмехнувшись, подумал о сказанном: «Интересно, как бы мы сюда попали? Ума-то нет!».

Сергей Мокеев, г. Владимир

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)