Первый трофей

Это был восьмой класс. В ту пору беззаботного детства я грезил только охотой. Теперь не могу сказать точно, что больше повлияло на выбор моего увлечения: то ли совместные походы в лес с моим дядькой, то ли рыбалка и охота с отцом. А может, это был зов предков, кто знает… Так или иначе, я пристрастился к охоте.

Меня интересовало буквально все. Даже кроты не остались без моего пристального внимания. Да, ловил и этих безобидных зверушек. С пойманных зверьков деловито снимал шкурки, растягивал на дощечках-правилках. В ту пору шкурки этих зверьков уже никто не принимал. И все же они не лежали у меня без дела: личинкам моли они пришлись по вкусу.

По понятным причинам ружья своего тогда я еще не имел, но наплечный рюкзак носил уже исправно. Помню, как первый рюкзак надел еще в возрасте лет пяти, когда родители взяли меня в поход. Видимо, уже с той поры во мне зарождались инстинкты добытчика.

На охотах с дядей

Ярко вспоминаются наши походы с родственниками, которые приезжали к нам каждое лето из Москвы. Дядька мой был капитаном в отставке, и мы на лодках-плоскодонках совершали «круизы» в лес в верховья пруда. Там жгли костер, варили обед, собирали грибы. Взрослые занимались своими делами, мы, дети, — своими. Я почему-то больше любил грести веслами и пробираться на лодке по зарослям тины и ряски в поисках приключений. Набарахтавшись вдоволь, возвращался всегда сырой с ног до головы. И с чувством исполненного долга плыл обратно в «родную пристань».

Но больше всего меня интересовала охота. И одни из первых охотничьих впечатлений я получал со своим дядькой, страстным и заядлым охотником.

Дядька эксплуатировал меня как мог. Видя, что его племянник просто «болеет» лесом, взваливал на меня тяжеленные рюкзаки, называя «разносчиком капканов». Добывали с ним ондатру и прочих пушных зверьков. Было интересно вникать во все новое.

Вот так постепенно шло мое приобщение к природе. Но мне хотелось большего. Я решил, что уже вполне взрослый и могу один ходить с ружьем по лесу. Но где его взять? Конечно, у отца! Когда мы вместе бывали в лесу, ружье я уже носил на своем плече, но хотелось одному попытать счастья. К тому времени на моем счету была только ворона, не Бог весть какая добыча. Но «плакать» и уговаривать пришлось недолго. Заручившись хорошими отметками в школе (в нашей семье это немаловажное условие), я получил право ездить один на охоту с ружьем.

Стоял август месяц, начинался новый охотничий сезон, я был полон сил и надежд. В моем распоряжении было также великое изобретение человечества — велосипед. Благо, что до педалей я уже доставал. А ружье ухитрился складывать в холщевый мешок из-под картофеля и привязывать к раме велосипеда, так как через весь город приходилось его провозить, маскируя от блюстителей порядка. Но, как говориться, охота пуще неволи.

Первые мои вылазки в лес были безуспешными. Но я не отчаивался. Мне нравилось бродить по лесу, сидеть у костра, дышать вольным воздухом, думать о чем-то своем, размышлять…

Охотник-«космонавт»

Нужно упомянуть, что с пятого класса у меня начало портиться зрение, и в нашей родне я один оказался подслеповатым. Близко видел хорошо, далеко — что-то не очень. Очки я тогда не носил, считал, что они мне не нужны — попросту стеснялся. В школе упорно садился на заднюю парту и с умным, понимающим видом глядел на доску. В лесу этот дефект мне тоже не приносил удовольствия. Я находил выводки рябчиков, они деловито рассаживались на ветках и смотрели на меня сверху вниз. Я стрелял и пытался попасть, но все выстрелы мои шли в «молоко». Нужна была срочная поправка на диоптрии. Возможно, я до сих пор бы ходил без очков, если б не мое увлечение охотой. Но я собрался с духом, сходил в больницу и мне выписали очки. Моя тетушка изъявила желание помочь племяннику и купила их для меня в городе. Я не знаю, чем она руководствовалась на тот момент, но очки таких размеров я еще не видел. Они закрывали мне все лицо. Я был похож не то на сову, не то на космонавта в скафандре. В школу я их не надел ни разу. Но в лесу — другое дело: меня никто не видит, стесняться никого не надо, разве что рябчиков.

И вот в один из сентябрьских дней, уже с новым атрибутом в синем футлярчике, я выехал на охоту. Заезжаю в лес на своем двухколесном друге, бросаю его под елку, собираю ружье и… становлюсь «космонавтом». И совсем другими глазами я взглянул на природу, а всего-то лишь смотрел через стекляшки. Не прошел я и двухсот метров, как поднял выводок рябчиков. Они расселись на березах, вздумав спрятаться от меня в пожелтевшей листве. Но не тут-то было! Сквозь стекляшки я видел каждый листик, каждую веточку. Вскинул быстро ружье, выцелил затаившуюся добычу и выстрелил. И о чудо! Моя птаха кубарем полетела вниз, сбивая пожелтевшую осеннюю листву. Я подбежал к ней, схватил за лапки и поднял. Рябчик еще трепыхался, но я держал его крепко, разглядывал, гладил по молодому оперению. Конечно, я видел и раньше эту интересную птицу, но это был мой первый трофей. Я был по-настоящему счастлив. Так начинался мой охотничий путь. С тех пор очки я больше не снимаю…

Андрей Быданов, г. Киров

Голосов еще нет